СВЯТИТЕЛЬ ТИХОН

ib2975 (18) ноября 1917 года, после литургии и молебна в храме Христа Спасителя, митрополит Московский Тихон был избран на патриарший престол.
Больше двух веков в православной империи не было патриарха. И — вот она, ирония истории! — патриаршество удалось восстановить через несколько дней после взятия Зимнего, после Октябрьской революции, которая, как это вскоре стало ясно, превратит атеизм в официальную идеологию России. Более того, появление в политической жизни могущественных атеистических сил помогло сторонникам возрождения патриаршества отстоять свои позиции. Ведь на Соборе громко звучали и голоса против этого решения.
И в это, действительно смутное время, когда рушились все институты власти, общества, Господь посылает России такого Патриарха, как небольшую надежду, как последний осколок истины.

Выборы Патриарха проходи путем жеребьёвки начались с того, что сначала, по запискам, определили кандидатов. Значительно больше голосов, чем другие, получил архиепископ Харьковский Антоний (Храповицкий) — 101. За кандидатуру архиепископа Тамбовского Кирилла высказалось 27 человек, за митрополита Московского Тихона — 23, за митрополита Тифлисского Платона — 22, за архиепископа Новгородского Арсения — 14. Но соборное избрание мог показать только жребий. Ни один из соискателей не выказывал властолюбия, не добивался своего избрания. Они — единомышленники — благочестиво устранились от «борьбы».
5 ноября три бумажных жребия запечатали в кожчевце и вынесли на амвон. Соискатели на литургии отсутствовали — чтобы избежать даже тени нездоровых страстей. После особого молебна началась церемония вскрытия ковчежца. Крышку поднял митрополит Киевский Владимир. Он же благословил старца Алексия (Соловьёва) вынуть один из жребиев. Старец достал бумагу и передал владыке. Митрополит Владимир громко зачитал: «Тихон, митрополит Московский. Аксиос!». Всё было сделано для того, чтобы осуществилась воля Божья — так и восприняли это решение верные чада православной Церкви.
Делегация во главе с митрополитом Вениамином направилась в Троицкое подворье, чтобы объявить митрополиту Тихону об избрании его патриархом… Ответ владыки известен: «Ваша весть об избрании меня в Патриархи является для меня тем свитком, на котором было написано: „Плач, и стон, и горе“ и каковой свиток должен был съесть пророк Иезекииль». Так начинался жертвенный подвиг святителя Тихона

Патриарх Тихон явил себя как бескомпромиссный человек. Казалось бы, он мог пойти на уступки советской власти, как делали это многие обновленцы вокруг него, но он остался верен церковной присяге, верен Церкви, верен народу Божиему. Он не принял компромисса ни в церковном календаре, ни в богослужебном языке, а самое главное, он бесстрашно обличал неправду. Святитель Тихон не боялся говорить о закрытых храмах, убийствах священников, о страданиях народа.
Самым тяжелым испытанием для святителя Тихона было предательство своими единомышленниками, когда люди, служившие с ним у одного престола, уходили в раскол, в обновленчество (течение в середине 20-х — 30-е гг.). Любовь и святость Патриарха Тихона явилась в том, что всех их он простил, после того, как вышел из тюрьмы и они приходили к нему каяться. В том числе и будущего Патриарха Сергия, тогда еще митрополита Нижегородского. Когда Патриарх Тихон вышел из тюрьмы, и совершал Литургию в Донском монастыре, митрополит Сергий перед народом стал в храме в одном подряснике и просил прощения у Патриарха Тихона. И святой, с любовью, с прощением возвращал ему символы архиерейского достоинства: мантию, клобук, панагию и принял его как своего собрата.
В советское время мя Патриарха Тихона было вычеркнуто из всех юбилейных дат, было непроизносимым в официальных государственных и церковных «коридорах власти» того времени. И только в 1989 году произошло прославление Патриарха Тихона как святого, удивительным образом были обретены его мощи, часть которых была нетленна. Полностью сохранилось его погребальное облачение, четки — все это сейчас хранится в Донском монастыре.
Патриарх Тихон —человек, который был нужен Церкви. Он был настолько смиренным, что забывал себя, думал лишь о благе Церкви. Когда его в первый раз арестовали, он пребывал некоторое время в лубянской тюрьме. В это время, в Церкви, начался обновленческий раскол. Потеряв руководителя, многие уклонились к так называемым «живоцерковникам». Православная Церковь могла потерять свою иерархию, то есть прекратить свое существование. И тогда Патриарх Тихон пошел на удивительную вещь: он «признал» свои ошибки перед советской властью, мотивируя это так: «пусть мое имя в истории погибнет, лишь бы Церкви была польза».
Сегодня, публичные люди очень боятся потерять свое имя, свой статус. Патриарх Тихон не побоялся потерять какое-то количество своих почитателей, лишь бы сохранить единство Церкви.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика