ПРАВОСЛАВНЫЙ ВЗГЛЯД НА СЧАСТЬЕ. Беседа с иеромонахом Питиримом (Суховым)

Izobrazhenie-502-ffСлово «счастье» в Священном Писании не встречается практически ни разу. Тем не менее, святитель Николай (Сербский) в одном из своих писем писал: «Не кажется ли вам, что Евангелие можно называть книгой счастья, а науку Христову — наукой о счастье». Так что же такое счастье в православном понимании? Об этом рассказывает клирик Христорождественского кафедрального собора г. Уварово иеромонах Питирим (Сухов).
— Отец Питирим, давайте выясним, что же такое счастье в обывательском, мирском смысле?
— Тут говорить трудно, потому что, сколько людей — столько и пониманий счастья. Каждый понимает счастье по-своему. Для одного человека счастье — это здоровье, для другого — богатство, материальный достаток, для третьего — благополучная семья, дети, для четвертого — какая-то научная деятельность, для пятого — чтобы его понимали люди в жизни и так далее. Здесь можно привести массу вариантов, нет числа определениям счастья. Причем чаще всего сами люди толком не отдают себе отчет, что они понимают под понятием «счастье». Поэтому говорить о каком-то смысле, который принимает большинство, очень трудно.
— А как Вы считаете, это противоречит православному пониманию счастья?
— Я не скажу, что это прямо противоположно, просто это очень узкий взгляд, а христианское понимание счастья гораздо шире, оно гораздо глубже. Здесь можно даже сказать так: счастье — это не внешние обстоятельства, не внешние предметы или что-то еще, это внутреннее состояние души. Вот примерно так по-христиански определяется счастье. Возьмите двух человек, поставьте в одни и те же условия, абсолютно все у них будет одинаково: материальный достаток, семейное положение, еще что-то, при этом один будет счастлив, а другой будет роптать и недовольствовать. Это явное подтверждение того, что обстоятельства ничего здесь не решают, человек может быть в одних и тех же условиях счастливым или несчастным. Сколько мы можем привести примеров, когда у людей есть буквально все, а они несчастны, совершают самоубийства, особенно в молодом возрасте. Я всегда привожу в пример тех священников и монахов, которые прошли сталинские концлагеря. Один из них — архимандрит Иоанн Крестьянкин. Когда у него спросили о самых счастливых годах его жизни, он ответил словами, которые многих повергают до сих пор в шок: «Самые счастливые годы были, когда мы были в лагерях, потому что Христос был рядом». Вот как это объяснить? Казалось бы, в таких жесточайших, просто жутких, нечеловеческих условиях он находился, и при этом говорил, что это были самые счастливые годы жизни.
К счастью приводит жизнь, соответствующая закону, другими словами совести. Совесть вложена в каждого человек. Понимает человек это или нет, но она есть в каждом из нас. Если человек следует голосу совести — да, он придет к счастью. И наоборот, каким бы ни было материальное благополучие человека, если он безнравственен, грубо переступает какой-то духовный закон, то он никогда не будет счастлив. Это просто невозможно по определению. Когда совесть у человека не в мире, он не будет счастлив.
Вот возьмите человека, у которого не болит абсолютно ничего, но у него болит душа, он не находит себе места, он мечется, его укоряет за что-то совесть, она грызет его за какие-то дела, разве он может быть счастлив, даже если у него все есть? Нет! И, наоборот, у человека может быть масса болезней, но у него совесть в абсолютном покое, в мире. Такой человек может быть счастлив. Он может жить с этой болью, но не ощущать ее, не придавать ей никакого значения, он будет радоваться жизни, он будет дарить эту радость другим.
Поэтому счастье — это, конечно, единение с Богом. Христианство нас учит тому, что человек может достичь того же состояния, которое было в раю, до грехопадения. Благодать Божия и вчера, и сегодня, и во все века будет одна, и возможности все одни, хотя условия жизни меняются.
— Батюшка, а как Вы думаете, почему в человеке живет радость счастья?
— Есть такое выражение, что в каждом человеке заложено какое-то религиозное начало. Это действительно то, что отличает человека от животного. Животным нужно только удовлетворение своих инстинктов, им больше ничего не надо. Человек не может удовлетворить свои потребности, чисто телесные и даже душевные. У него есть духовное начало. Человек трехсоставен: он состоит из тела, души и духа. Поэтому, естественно, при наличии духовного начала, оно должно найти какое-то духовное выражение. Опять мы приходим к тому, о чем мы говорили выше — человек может быть счастлив тогда, когда он с Богом, когда религиозное начало полностью удовлетворено: в Боге его ум, его сердце.
Каждый человек всю свою жизнь, сознает он это или нет, стремится раскрыть, реализовать свое религиозное начало. А это, собственно, и есть стремление к счастью.
— А как Вы думаете, можно ли быть абсолютно счастливым человеком?
— Очень сложное понятие «абсолютное счастье», что под ним понимать? Если в православном понимании счастье – это единение с Богом, то абсолютное счастье – это некий предел этого единения? Христос говорит: «Будьте совершенны,  яко же Отец ваш Небесный совершен есть»  (Мф. 5, 48). Однако пределов этому совершенству нет. Бог бесконечно совершенен. Сколько бы человек не приближался к Богу, он никогда не достигнет этой границы. Поэтому в этом смысле абсолютного счастья, наверное, нельзя достичь.
Но если понимать абсолютное счастье более приземленно, как мы понимаем, чтобы совесть была в покое, чтобы ничего не тревожило, то, конечно, может, и в христианстве мы этого счастья достигаем. Христианство нам дает все рычаги, все условия, чтобы этого достичь.
— Батюшка, скажите, а могут ли миряне, которые невоцерковлены, быть счастливыми людьми?
— Есть такой момент: человек нерелигиозный, неверующий, может быть нравственным человеком. Мы знаем из советского времени, когда человек говорит: нельзя убивать, нельзя красть. Почему? Потому что в нас вложен нравственный закон, есть в каждом совесть, независимо от того, верующий человек или нет. Приведу пример. Я сам знал лично человека, который был неверующим, но высоконравственным. Он всегда говорил: «Воровать — это очень плохо, убивать нельзя, обманывать нельзя и так далее». И вдруг он попадает на должность охранника на очень мощное предприятие и начинает подворовывать. У него спрашивают: «Брат, ну как же так, ты же еще недавно говорил…» И тут человек начинает юлить: «Ну, ты же знаешь, по-другому сейчас не прожить, тем более они смотри какие богатые, у них столько денег, они нам должны платить намного больше, так что я вообще свое беру, ни у кого не ворую». То есть он себя оправдал, сам поверил, что он ничего не ворует. Так вот если нет веры, то это нравственное начало очень легко человеку потерять. А вера как раз есть тот барьер, который не даст, какой бы ни был мощный соблазн у человека, нарушить нравственный закон. Есть «страх Божий». Это не боязнь наказания, что Господь накажет, нет, это боязнь обидеть Бога, оскорбить Его, боязнь потерять Бога, что Он отступит, а это так и случается, когда человек преступает заповедь. Поэтому человеку, не имеющему в себе веры, быть счастливым гораздо труднее.
Еще если говорить о счастье в христианском понимании, то можно открыть Евангелие от Матфея, где перечислены заповеди блаженства. Можно сказать, что это программа человеческого счастья. У святителя Николая Сербского есть такие слова, что Евангелие — это есть книга счастья, а наука Христа — это наука о счастье. Действительно, возьмите заповеди блаженства — это наука о том, как быть счастливым. И тут есть интересное отличие от ветхозаветных заповедей, которые говорят: не убивай, не кради, почитай отца и мать. Они, если можно так сказать, заставляют человека, принуждают что-то делать. Новозаветные заповеди имеют абсолютно другой характер. Христос никого ни к чему не принуждает, Он только задает планку и говорит: вот если будешь таким, будешь блажен. Слово «блажен» как перевести? Это церковно-славянское слово, перевести его буквально на русский язык нельзя, но самое точное, самое близкое по смыслу слово — это счастье. Блаженный человек — это счастливый человек. Поэтому Христос говорит: «блаженны нищие духом», то есть смиренные, ни к чему не привязанные, «блаженны плачущие», то есть сокрушающиеся о своих грехах, «блаженны кроткие», «блаженны алчущие и жаждущие правды», то есть те, кто хотят жить только по правде Божией, «блаженны миротворцы» — те, кто старается нести мир. «Блаженны милостивые, потому что они помилованы будут». Вот эта планочка. Попробуй выполнить все эти заповеди блаженства: стань милостивым, миротворцем, исполни все, что там написано, и действительно, ты будешь в полной мере счастлив.
— Спаси Господь Вас, батюшка, благодарим за интересную беседу, а всем читателям желаем быть счастливыми.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика